Конфликты в театре
Менеджмент VS артисты
Московские участники индустрии мюзикла, которые не ездят регулярно на спектакли в Петербург, могли не заметить историю, которая произошла между артистом Ростиславом Колпаковым и Санкт-Петербургской Музкомедией. Ситуация достаточно серьезная: Ростислав Колпаков не заявлен или заменен в составах ближайшего блока ряда спектаклей, где он играет ведущие роли: премьерный «Канкан», «Джекилл & Хайд» и «Граф Монте-Кристо». На днях театр опубликовал краткое официальное сообщение (скрин ниже), и есть вероятность, что дороги Музкомедии и Ростислава Колпакова разошлись кардинально. Мы желаем представителям театра и артиста найти возможность сохранить отношения. Поэтому всё, что будет написано дальше не имеет прямого отношения к данной ситуации, а является размышлением на важную тему, которая касается всех участников индустрии: менеджмента, артистов и зрителей.
Итак, конфликты в театре. На эту тему можно написать целую энциклопедию, но мы возьмем одну главу «артист против театра». Причин таких разногласий тоже немало, но самая распространенная, на мой взгляд, заключается в следующем: когда театр хочет, чтобы артист в определенный день и назначенное время стоял на одном месте (обычно это сцена), а самому артисту очень надо быть в другом (обычно это другая сцена). Почему так получается?

Дело в устоявшейся системе и правилах, примерно общих для всех театров. В иностранных мюзиклах распространена система, при которой один артист исполняет роль каждый день, имеет один выходной (когда на роль выходит дублер) и в таком режиме играет год-два (на сколько заключен контракт). Понятно, что этот солист четко знает свою занятость, имеет достаточный доход и не устраивается параллельно работать в другие постановки. В России так не работает практически никто. Во-первых, редкие мюзиклы идут в режиме 8 раз в неделю. Во-вторых, на каждую роль набирается 2-3 равнозначных состава. В-третьих, артистов мюзиклов высокого класса не так много, и часто постановки и театры «делят» одного исполнителя. Вот здесь начинаются проблемы.
Иван Ожогин в роли Эрнста Любича в мюзикле "Пола Негри"
Каждый театр или театральная компания хотят быть первыми. Это нормально. Индустрия уже сделала большой шаг вперед в сравнении с ситуацией, когда театры хотели быть единственными. Компания, которая обеспечивает достаточно большую занятость артиста (например, если в театре последовательно идут несколько постановок, где он задействован, или одна, но с большим количеством спектаклей в месяц), всегда при выборе человека на роль оговаривает, что эта занятость будет у него основной. То есть окончательное слово при выборе дат, когда артист появится на сцене, всегда будет за театром. Это правило касается обычно всех постоянно занятых артистов. Хотя внутри исполнителей одной роли часто существует дополнительная иерархия: один всегда дает желаемые даты первым, другой вторым, третий берет, что останется — при этом все равно окончательное решение принимает сотрудник, определяющий составы (как правило, режиссер мюзикла), и он может поставить на любой день и первого, и второго, и третьего артистов.

Так заключаются договоры и контракты у всех крупных мюзикловых игроков: Музкомедия, Театр Оперетты, Театр Мюзикла, Stage Entertainment. Если артист получает роль в постановках сразу двух крупных компаний, то театры не будут договариваться между собой. Это придется делать самому артисту, и здесь нужно искусство переговорщика уровень Бог. Чтобы представить, как это выглядит на практике, вспомните детскую игру, где участники под музыку ходят вокруг стульев, а когда наступает пауза, каждый должен сесть — кто не успел, выбывает из игры, а каждый раунд один стул убирается.

Анастасия Макеева в роли Рокси Харт в мюзикле "Чикаго"
Мы прошли этап договоров, и дальше наступает реальная жизнь. И в ней наличие «основного» театра несет для артиста и плюсы, и минусы. Плюсы, понятно: регулярная занятость и стабильный доход. Минусы начинаются, когда появляется (а у хорошего артиста он всегда появится) шанс дополнительного дохода. Представьте, что за один выход в театре вам платят, допустим, 5 тысяч рублей. И в этот же день вам предлагают провести корпоратив (или дать концерт, или выступить в антрепризе) и получить 50 тысяч. Как поступает обычный человек, когда ему подворачивается такая возможность? Звонит начальнику, изображает, что он самый больной в мире больной, и радостно бежит зарабатывать. Ирония судьбы, что артисты мюзиклов, которые могли бы более убедительно сыграть простуду, не могут воспользоваться такой возможностью. Если ты публичный человек, то о твоем выступлении, даже на закрытом мероприятии для нефтяников в Ханты-Мансийске, в театре узнают моментально. И твоей карьере там (не в Ханты-Мансийске), считай, конец. Ложь не прощают.

Другой вариант — у театра гастроли, и артист должен туда поехать. Гастроли, как правило, это вообще 2-3 дня минимум вырваны из жизни — при этом выступаешь ты на одном спектакле и получаешь немногим больше, чем за один выход. Если это выходные, то в Москве в это время ты можешь сыграть 5 спектаклей. Представляете разницу?

Такова основная причина возможного конфликта артист VS театр. Можно понять театр, который изначально обговаривает правила игры и хочет получить их выполнение? Да, можно. Можно понять артиста, который хочет заработать в 3-10 раз больше за одно время? Да, можно. Ситуация, как в анекдоте, где все правы.

Георгий Новицкий в роли Альфреда в мюзикле "Бал вампиров"
Мы выяснили, в чем чаще всего состоят предпосылки потенциального конфликта артиста с театром, теперь посмотрим, что происходит дальше. У нас есть актер спектакля, которому нужно замениться на конкретный вечер, что делать? Договариваться.

Вы знаете, что у нас когда люди учатся в театральных вузах на актерских отделениях, то студент, не сошедшийся характером с остальными участниками курса, обычно уходит в конце года (или раньше)? Невозможно представить, чтобы студента-медика, или юриста, или переводчика отчислили за то, что его недолюбливают товарищи по группе, не списывают у него или не зовут выпить после пар. Для артиста специфика профессии предполагает обязательное сплочение с остальными участниками творческого коллектива (труппы) вне зависимости от характеров этих людей. Прежде всего, это нужно для сцены, но и вне сцены работа артистов состоит в том, чтобы уметь договариваться между собой и ладить с другими исполнителями своей партии. Сегодня замена нужна мне, завтра тебе. Поэтому первое, что делает артист — договаривается о замене с другим артистом. И каждый, кто сможет оказать эту услугу, обязательно это сделает. Если никто не смог, история заканчивается: артист грустно провожает глазами уплывающий гонорар и идет играть в театр.

Аглая Шиловская в роли Елизаветы в мюзикле "Граф Орлов"
Если замена нашлась, история продолжается. Важно понимать, что согласие другого исполнителя это только половина дела. Вы встречали в группах мюзиклов в соцсетях комментарии от фанатов артистов вида "а почему вы до сих пор не сообщили зрителям, что Рамин Каримлу (допустим) не играет у вас в следующий понедельник, он мне лично это подтвердил"? Увидите подобное сообщение, знайте — перед вами неадекватное фанатье. Вот как это произошло: артист договорился о замене и рассказал своим поклонникам на служебке. Может он так делать? Да, может — эта информация поможет им заблаговременно купить билет тогда, когда их любимый артист гарантированно будет в составе. Что сделает нормальный поклонник с этой информацией: будет иметь в виду сам, шепнет тем, кому это тоже нужно, и, может быть, поделится, без особой шумихи, в группе артиста. Неадекватное фанатье пойдет сливать "эксклюзив" в группу театра или мюзикла. Их мотив — не передать информацию, а обозначить свою близость к телу кумира и самоутвердиться. Они не понимают и не принимают во внимание, что своими действиями лишь вредят артисту, его отношениям с театральной администрацией.

Замена в составе производится волею режиссера (иногда согласие дается по итогу обсуждения с продюсером мюзикла) и вносится рукою менеджера труппы. Это не вопрос уровня "Вася может, ставим его". Режиссер, комплектуя составы, кроме занятости артистов руководствуется сыгранностью разных исполнителей между собой, актерской "химией", иногда даже ростом и комплекцией людей, которые находятся рядом в одной сцене. Продюсер может отказать артисту в возможности замениться, если ему необходимо усилить дисциплину в труппе, или отправить другого исполнителя роли в этот день на эфир на радио, или он позвал критиков на спектакль с определенным составом. В общем, есть целый ряд факторов, влияющих на принятие решения администрацией театра, в большинстве случаев это производственная необходимость, здравый смысл и предусмотрительность.

Что делать артисту, если он хотел замениться, но ему отказали? Грустно проводить глазами уплывающий гонорар за альтернативное выступление и идти в театр, где он служит. Именно потому, что в театре не работают, а служат. И потому что театр может пойти навстречу (а может и не пойти), а артист — должен выполнять договор.
Антон Макарский, Светлана Светикова и Вячеслав Петкун в мюзикле "Нотр Дам де Пари"
Поговорим непосредственно о конфликте. Допустим, всё плохое, что мы обсуждали в прошлых постах, случилось. Артист, будучи связанным обязательствами с одним театром, назначил выступление в другом месте, не смог договориться о замене и все равно не вышел в спектакле, вынудив театр себя заменить вопреки воле режиссера и продюсера. Вот теперь цветочки кончились, наступил конфликт. Это еще не конец.

Но все уже плохо. Артист нарушил договоренности и серьезно подорвал доверие к себе. Что ему делать? Тут подойдет совет из анекдота — «молись и кайся». И будь готов к тому, что последуют санкции. Всегда. Обязательно. Без вариантов. Тут важно понимать, что самое доброе и милосердное руководство театра не может не отреагировать, даже если все обошлось или получилось лучше, чем планировалось. Потому что сегодня ты спустишь такое одному, а завтра это повторят все. То есть наказание следует не как месть для артиста, а как предостережение всем остальным. Самое простое, чем можно отделаться в такой ситуации — формальным штрафом в соответствии с контрактом.

Тут провинившийся артист должен понимать, что штраф — это наземная часть айсберга, на который движется корабль его карьеры в этом театре. Под водой находится черная метка, которую ему поставили в руководстве театра. Хорошая новость в том, что если тебя не уволили сразу и не отстранили от спектаклей, то есть время исправить свою «кредитно-доверительную» историю и вернуть репутацию адекватного артиста. Как это делать: извиниться, быть милым, предлагать помощь в любых ситуациях и никогда-никогда не повторять ошибок.

Если человек отделался штрафом и забил, либо вообще продолжил периодически нарушать договоренности, то какое-то время это даже может сходить с рук. Но потом будет кастинг в новый проект, где ему вроде бы идеально будет подходить роль, а его не утвердят. Возьмут в ансамбль или вообще не дадут работу. Это нормально, закономерно и профессионально со стороны режиссера или продюсера — на кастинге общая адекватность артиста, его дисциплина и способность выполнять договоренности имеет значительный вес при принятии решения.
Владимир Ябчаник в роли Порфирия в мюзикле "Преступление и наказание"
Рассмотрим другой вариант — если контрактом артиста штраф не предусмотрен, и театр наказывает его лишением спектаклей. Это самый распространенный формат санкций в российских мюзиклах. Артисту могут сократить количество спектаклей или вовсе снять с блока. Это крайне неприятно, но с точки зрения глобальной справедливости обоснованно: человек нарушил договор, не выполнив свои обязательства, и театр временно отзывает свою часть сделки в виде постоянной занятости. Такой вид наказания способен перечеркнуть всю выгоду, полученную за альтернативное выступление: если исполнитель роли потерял сразу 10-20 выходов, то ему будет грустно. Как вести себя в такой ситуации? Я могу лишь продолжить цитировать Библию — ту часть, где про смирение и подставление другой щеки. Артисту необходимо признать свою вину и извиниться — психологически очень сложно наказывать раскаявшегося человека. Еще поможет прямой вопрос: что я могу сделать, чтобы исправить ситуацию и вернуть спектакли? Третий лайфхак — найти «адвоката» из числа других сотрудников театра, и поговорить с ним. Желательно, чтобы это не был другой артист. В идеале, это доверенное лицо должно удовлетворить хотя бы двум условиям из трех: 1) имеет влияние на администрацию 2) его работа не связана с эмоциями 3) не болтлив. Трудно дать общий совет, но рекомендую смотреть в сторону менеджера труппы, администратора, сотрудников литчасти, исполнительного продюсера или директора по рекламе. Даже если они не станут за вас просить, лучше слушать кого-то из них, чем собственные эмоции.

Если ничего не сработало, артиста лишили спектаклей и не уменьшили санкции в процессе, то возвращаемся к библейским заветам и, сжав зубы, переносим невзгоды. Бог терпел и нам велел.
Анастасия Макеева в роли Мерседес в мюзикле "Монте-Кристо"
К сожалению, есть варианты действий, которые критическую ситуацию превращают в готовую катастрофу — угроза увольнением, обращением в СМИ или к юристам. Это последний рубеж, независимо от того, планирует ли артист претворять обещание в жизнь или нет. Такие угрозы можно расчехлять только если вы на 100% готовы, что ваши будущие отношения с этим театром навсегда переносятся в юридическую или медиа область либо прекращаются.

Может ли артист рассчитывать на победу над театром в ситуации такой войны? Все-таки за ним стоит его талант, его поклонники и дефицит хороших артистов мюзикла в нашей стране. Нет, потому что за театром стоит ответственность перед куда большим количеством людей: создателей, сотрудников, зрителей. Есть простой способ определить итог противостояния: если артист своими ногами (даже пусть по приглашению) пришел на кастинг в этот проект (возможно сразу на третий тур), то он проиграет. Если к артисту в очереди стояли представители разных мюзиклов и показывали ему свои проекты, а он выбирал — да, можно идти на обострение конфликта до уровня «все или ничего». Но не раньше.
Вера Свешникова и Кирилл Гордеев в мюзикле "Онегин"
На самом деле, даже это не конец. Если постараться, исправить можно всё. В мире мюзиклов уже были прецеденты, когда артисты плохо уходили из театров, а потом возвращались. Это не случится само собой. И здесь кое-что важно понимать участникам индустрии, которые ни в чем не виноваты, но пострадают сильнее всех. Речь о зрителях. Вы можете быть на стороне театра или на стороне артиста, но ничего из того, что вы сделаете или скажете не изменит ситуацию к лучшему. Если артист рвет отношения с театром, то никто на свете кроме него самого не сделает первый шаг по исправлению репутации и возобновлению доверия.

И последнее: в материале в качестве иллюстраций использованы фотографии артистов, которые исполняли роли в мюзиклах, а потом перестали. В каждом случае причины были свои: конфликты, переезд в другой город, усталость от роли, сумасшествие "продюсера", исполнение песен из мюзикла на сторонних площадках, личные обстоятельства. Но все эти случаи объединяет одно — все мюзиклы продолжили идти и после ухода артистов. Об этом надо помнить.

Вот теперь точно конец)
Made on
Tilda