авторский разбор шоу-кейса
Broadway Dreams: Дети
В материале использованы невероятные фотографии Юрия Богомаза
Проект Broadway Dreams Moscow является единственным примером глобального сотрудничества российских артистов и организаторов с бродвейскими режиссерами, продюсерами и хореографами. Поэтому каждый профессионал и любитель мюзиклов, мечтающий застать расцвет этого жанра в нашей стране, должен раз в год оставлять все дела и идти на очередную серию Broadway Dreams. В этом году концепция проекта была «дети»: юные артисты выступали с номерами из мюзиклов, либо адресованных детской аудитории, либо где важную роль играют персонажи-дети. Я смотрела первый из трёх показов итогового шоу-кейса, и это мой авторский разбор концерта от 23 апреля.
ПРОГРАММА
Программа первоклассная: «Матильда» и «Школа рока», «Дорогой Эван Хансен» и «Король лев», «Билли Эллиот» и «Горбун из Нотр-Дама», «Энни» и «Воскресенье в парке с Джорджем».

Удачный выбор концепции обеспечил отличную программу Broadway Dreams 3. Если прошлогодние шоу выглядели сборной солянкой (пусть и из хороших ингредиентов), то в этот раз удалось добиться цельности и логичности. Опробованный в том году бесшовный принцип построения сюжета по-прежнему прекрасно работает.


Из недостатков я бы назвала пару «недетских» номеров, без которых общее впечатление от программы было бы лучше: танец из «Фосси» и соло «Официантки».

Хореографический этюд оставил недоумение от своей роли в общем сюжете, кроме желания участников занять строчку в программке.
«Официантка» вроде как разбивала два массовых номера, но с этой задачей лучше бы справилась песня Where did the rock go («Куда исчез мой драйв») в исполнении
мисс Маллинс из «Школы рока».
Открывающим номером стал саундтрек из киномюзикла «Величайший шоумен» — This is the greatest show («Это лучшее шоу»). Тоже продолжение традиции, начатой в прошлом году — тогда концерт начинался с композиции из мюзикла «Ла-ла Лэнд» Another day of sun («Залитый солнцем день»). Оба раза это был классный и априори беспроигрышный ход. Хотя в этом году для соответствия концепции можно было замешать в начало арию A million dreams («Сто тысяч мечт») из того же фильма и дать детям ключевую роль.
АРТИСТЫ
По данным организаторов в кастинге участвовали 200 человек детей и 100 взрослых артистов. Из них отобрали около 50 человек, которые за неделю создали дюжину номеров. По традиции, большинство взрослых артистов — действующие профессионалы индустрии мюзикла, многие уже участвовали в Broadway Dreams 2016-2017. Костяк юной труппы составили артисты ДМТЮА.
Генеральные продюсеры шоу, Дмитрий Богачев и Аннет Таннер, выступая с речью, пару раз подчеркнули, что все, что происходит на сцене, создано и выучено за одну неделю, будто извиняясь за возможные огрехи. Я не понимаю, зачем это было сказано. Все без исключения артисты выступали на 10 баллов Гриффиндору каждый. За что реально стоило бы извиниться я напишу в следующем разделе.

А пока назову самые удачные попадания артистов в персонажей. Первое место делит Евгений Кириллин в роли Дьюи из «Школы рока» и Эльмира Диваева, сыгравшая Нэнси в «Оливере». Первый был невероятно аутентичен, а вторая — пронзительно чувственна и трогательна. На втором месте у меня детский дуэт: Оливер (Георгий Глущенко) и Ловкий Плут (персонаж не обозначен в программке) с арией «Мой дом — твой дом». Ребята и визуально, и актёрски очень хорошо сочетаются друг с другом и со своими героями. Третьими хотелось бы отметить коллектив девчонок ансамбля Смайлики, которые на взрослом драматическом уровне исполнили Lion sleeps tonight ("Лев сегодня спит») без декораций, ансамбля, с выходом в зал — это очень круто.

Были и неоднозначные кастинговые решения. Я очень люблю артиста Александра Казьмина и очень высоко оцениваю все его актерские работы, какие до сих пор видела, но роль Финеаса Барнума ему не подходит как внешне, так и внутренне. Слишком свеж образ, созданный Хью Джекманом, и подбирая на эту роль артиста, типажно совершенно иного, стоило бы тогда постараться уйти в другое прочтение персонажа великого шоумейкера. Ещё Александр с трудом пробирался сквозь английский текст и на контрасте с его партнерами по номеру, бродвейскими артистами, это выглядело не очень. Другим неудачным назначением я считаю непоющую роль Софии Непойды (она играла мисс Уилкинсон, балетного педагога). Учитывая силу и красоту голоса этой артистки, это как забивать гвозди микроскопом. Третьим минусом считаю нетанцующего Билли Эллиота. Я сама мечтаю поставить этот мюзикл в нашей стране, и примерно представляю, насколько сложно найти подходящих мальчиков на главную роль. Но он должен танцевать. Даже в эскизе мюзикла. Не знаю, пробовали ли продюсеры шоу такой вариант или нет, но напротив театра МДМ есть здание Хореографического училища при Большом театре. И там среди отменно танцующих детей встречаются те, кто поёт.

Тем не менее, все артисты шоу, включая обозначенных выше, действительно продемонстрировали неординарный талант и мастерство — не только собственное, но и своих педагогов.

ТЕКСТЫ
Я надеюсь, что продюсеры шоу не оставят в будущем попытки переводить арии, а лишь улучшат качество реализации.
В этом году впервые были переведены на русский язык большинство арий. Это существенный прогресс в адаптации проекта на местную аудиторию. Знакомство зрителей с мюзиклами Бродвея — одна из ключевых задач мероприятия, и она выполняется гораздо эффективнее и успешнее, если люди понимают, о чем поётся в произведении. Так, в прошлом году, из всей программы, включавшей номера из мюзиклов Hamilton, Sunset Boulevard, Wicked, Evita, Bodyguard, Anastasia и другие, переведена была только одна песня — «Мастер угодить» из «Отверженных». В этом году на языке оригинала исполнялись только 3 арии, все остальные — на русском.

Замысел был прекрасный, но его сильно подкосила одна важная вещь: реализация. К сожалению, качество перевода было очень плохим. Оно варьировалось от текста к тексту: где-то выручала рука мастера (Алексей Иващенко перевел арии из мюзикла «Матильда») отдельные номера были сносны, в других — встречались несколько хороших строк. Но в целом, людям, знакомым с оригиналом, созданный перевод делал больно.

Как получилось, что принципиально важный элемент шоу оказался сделан плохо? На мой взгляд, причины просты: поздно начали работу над переводами и ограничили команду авторов близкими друзьями российского менеджмента Broadway Dreams. Что можно было сделать? Во-первых, не экономить на подготовительном периоде. Да, в этом проекте многое зависит от иностранных партнеров. Но они тоже не бросают кости непосредственно перед приездом в Россию, определяя перечень мюзиклов и номеров. В декабре уже была информация, что в этом году Broadway Dreams будет детским — тогда же стоило начать работу над переводами. Судя по тому, что в программке указан автор русского текста арии Дженны («Официантка»), хотя номер исполнялся на английском, работа над переводами велась в авральном режиме. Во-вторых, стоило привлечь больше волонтеров-переводчиков или даже вовсе объявить конкурс и выбрать лучший. Последнее как раз соответствует концепции проекта Broadway Dreams, даёт шанс начинающим переводчикам и обеспечивает продюсера вариативностью.

Мне страшно представить, от какой безысходности в итоговый концерт вошла, например, фраза «Если ветка надломилась, и ты с дерева упал» в «Дорогом Эване Хансене», где персонаж интересуется, слышен ли в глухом лесу треск упавшего дерева, если вокруг нет ничего способного отразить звук. Все-таки главная задача переводчика — передать суть, душу, замысел драматурга и автора либретто, а не просто подобрать рифмы. Впрочем, и с рифмами, и с ударениями, и с ритмом всё было печально.

Я очень долго говорю про тексты, потому что это действительно важно. Это важнее, чем желание переводчика увидеть своё имя в программке в 10 местах. Я надеюсь, что продюсеры шоу не оставят в будущем попытки переводить арии, а лишь улучшат качество реализации. Кстати, кроме номеров за авторством Алексея Иващенко (с очень изящной строчкой Матильды «не терять лицо перед лицом напасти»), были три номера, перевод которых удался: это «Мой дом — твой дом» («Оливер»), «Скоро» («Горбун из Нотр-Дама») и «Воскресенье» («Воскресенье в парке с Джорджем»).

МУЗЫКА и ЗВУК
Звук был прекрасный. Честно говоря, афиши на культурном центре Людмилы Рюминой с порога внушали опасения насчёт возможностей звука. Спасибо Михаилу Соколику и его команде за то, что опасения не подтвердились, и было отлично слышно всё и всех.
Музыка была превосходной.
Живой бэнд на сцене творил чудеса.
No Comments Orchestra Игоря Разумовского действительно не вызывает никаких комментариев и замечаний, одни восторженные эпитеты.
РЕЖИССУРА
Несмотря на то, что режиссура концерта находилась в опытных руках гостей с Бродвея, я как зритель заметила там свои плюсы и минусы.
Невероятно удались номера из «Школы рока», «Билли Эллиота» и «Горбун из Нотр-Дама». В «Школе рока» режиссеру (Ник Адамс) удалось зарядить детей драйвом, Евгений Кириллин поддал Шекспиру, а момент преображения мисс Маллинс и фишечка с тем, как мальчик выносит вентилятор, чтобы волосы Галины Шиманской эпично развевались на ветру — все это вместе создало настроение, когда хочется вместе со всем залом кричать от радости.

В мюзикле про мальчика-танцовщика из шахтерского посёлка мне понравился внутрикадровый монтаж — красивые переходы от бунта к балету и наоборот. Этот номер можно было бы сделать лучше, если в слоганах на плакатах поиграть немного с актуальной мировой повесткой: «Не врать и не воровать», «Тони предлагает сдаться — вам», «Так победим» вместо беззубого «Нет нас — нет тепла». Но это не в упрёк Тайлеру Хэнсу, режиссеру этой части шоу.

Ария «Скоро» из мюзикла «Горбун из Нотр-Дама» красива сама по себе, и режиссер Николас Родригес придал ей соответствующее визуальное оформление. Отдельно хочу отметить идеальное чувство композиции у этого творца.

Обозначая минусы, я бы назвала мэшап мюзиклов «Энни» и «Матильда» — начатый за здравие номер, где идёт забавная параллель между проблемами детей первого и третьего мира (сиротами из приюта и учениками престижной частной школы), потом скатился в повторение приема и потерял по дороге образ мисс Транчбоул. Пару недель назад, когда я смотрела мюзикл «Матильда» в постановке учеников обычной московской школы, там парень-девятиклассник показал ужасную директрису более удачно.

Ещё одна режиссерская находка, которую сложно оценить — это танец взрослого Билли в арии «Электричество». Во-первых, это такой номер, где танцевать должен сам ребёнок. Во-вторых, если даже вводить сюда взрослого танцовщика, то он должен показывать нечто невероятное. Серьезно, ребята, это Россия. Если от нас хоть что-то осталось великое, то это балет.

Третьим недостатком назову две идентичные по ритму и визуальному воплощению финалки. Номера «Скоро» и «Воскресенье» слишком были похожи друг на друга, чтобы их ставить друг за другом. Приём с двойной концовкой можно и нужно использовать, но это должны быть две разноплановые мелодии и отличающиеся мизансцены. Для контраста любому из финальных номеров подошла бы песня This is me ("Это я») из «Величайшего шоумена», позволив красиво закольцевать всю историю.
ИТОГИ
В целом, я очень высоко оцениваю шоу-кейс, который состоялся в этом году. Из-за участия юных артистов Broadway Dreams состоялся прежде всего как образовательная программа, так необходимая нашей индустрии. Итоговый концерт по стилю и единству концепции превосходит предыдущие годы и уже может рассматриваться как цельная история.

Будет круто, если в следующем году тема «дети» логично вырастет до «подростков», дав возможность показать более тинейджерские вещи: Prom («Выпускной»), Mean Girls («Дрянные девчонки»), Book of Mormon («Книга мормона»), а также новые композиции из «Эвана Хансена» и «Гамильтона».

В любом случае, классно, что этот проект живет, развивается, привлекает новых людей и играет роль индустриальной школы для жанра мюзикл в России.

автор текста — Наталья Степанова
Made on
Tilda